Владимир Евгеньевич МитрошинВ самом начале 2018 года в СМИ стала муссироваться тема взаиморасчётов между Китаем и Россией в национальных валютах. Какого только «бреда» не выплёскивали на страницах СМИ даже самые «звёздные» из экспертного сообщества экономисты, убеждая всех и друг друга, что без доллара Миру никак и никуда.

Они никак не хотели осознать, что давно курс национальной валюты страны X по отношению к стране Y в точности равен отношению цены унции золота в стране Y к её стоимости в X, то есть:

курс[X/Y] = [цена в Y]/[цена в X]

 Берете цену золота в Москве в рублях, делите её на цену в юанях в Шанхае и получаете курс юаня в рублях, что публикует Банк России. И если вас беспокоит возможная девальвации национальной валюты страны X, то можете зарезервировать её в золоте, прикупив его на бирже страны Х, даже не вывозя его, оставив там же на ответственное хранение.

Такую систему финансовых отношений я и назвал «расчёты по золотому эквиваленту».

В этой схеме доллар не участвует от слова «совсем» при условии наличия своей системы передачи финансовых сообщений. Разработкой таких систем вплотную занимались Банк России и Национальный банк Китая ещё с 2015 года, а в 2018 году она уже проходила практическую реализацию. На апрель 2020 года 391 из 394 российских банков работают минуя поднадзорную США систему SWIFT.

Мои публикации на эту тему в 2018 году в своём большинстве вызывали неадекватную реакцию «экспертного» сообщества; в лучшем случае – мол, все это лишь «влажные мечты» России избавиться от доллара.

Но в конце 2018 года к такой системе взаиморасчётов между Россией и Китаем присоединилась Индия и Турция с Ираном. Какие ещё страны БРИКС ныне участвуют в этой системе взаиморасчётов мне неизвестно. Но в 2019 году эта схема была предложена ЕС. Какие из стран ЕС решатся на это пока неведомо.

Но точно известно, что именно реализация этой новой системы финансовых отношений и подтолкнула ЦБ многих стран к увеличению доли монетарного золота в своих резервах с 2018 года. И они не собираются останавливаться на достигнутом.

Так с января по май 2020 года Турция импортировала 93,8 тонн золота, что на 188% больше аналогичного периода 2019 года. Из данных ЦБ следует, что золотой запас страны составляет уже 20,39 млн. унций [634.21 тонны].

Даже Банк международных расчётов в мае “неожиданно” приобрёл 90.87 тонны золота и по состоянию на 31 мая золотой запас БМР вырос до 913,11 тонны.

Спросите, для чего? Именно для расчётов «по золотому эквиваленту».

Так что долларовая паутина, окутавшая большую часть Мира, то здесь, то там начинает рваться, о чем с беспокойством констатировал в издании Daily Reckoning экс-советник ЦРУ Джеймс Рикардс заявив:

«Золото является самым опасным оружием России в её борьбе с долларом. Драгоценный металл не может быть заморожен банками или взломам хакерами. Вы можете всегда расплатится со своими партнёрами золотыми слитками, отправив их самолётом».

И обсудив систему взаиморасчётов по нефти между Китаем и Россией в национальных валютах, он с печалью отметил:

«Похоже, у России есть ещё одно оружие в её анти-долларовом арсенале».

Процесс формирования новой системы финансовых отношений между странами – минуя доллар, должен завершиться к 1 января 2022 года, когда золото 999.9 пробы в Центробанках Мира приобретёт статус Международного резерва I категории.

0

Добавить комментарий