Владимир Евгеньевич МитрошинРуководитель любого государства мечтает – даже вслух, об инвестициях в свою страну. Нет, не о «портфельных» инвестициях – в разные там акции и облигации государственного займа, а о вложениях в реальное дело – в производство чего-либо востребованного, в переработку или даже добычу. И свой бизнес к этому подталкивает, упрощая доступ к кредитным ресурсам и снижая его нагрузку почти до нуля.

Банки вам как бы говорят – возьми денег и делай что-нибудь! Но что делать-то, когда уже «всё есть», а высокорентабельные ниши давно заполнены. Потому редко какой инвестор решится на участие в крупном государственном проекте – даже с долевым участием государства и с разными налоговыми преференциями, окупаемость которого видится в перспективе 10 лет. И никакой инвестор не возьмётся за крупный инфраструктурный проект, окупаемость которого вообще под вопросом. Здесь основным инвестором может выступать только государство.

Любой руководитель государства при рассмотрении какого-то инвестиционного проекта – с его участием в какой-либо форме, обязательно печётся о его окупаемости за какое-то время. И меня это зачастую удивляло – причём тут окупаемость, если речь идёт о «социальном государстве»? Ведь мы обустраиваем свой дом для живущих в нем людей – в этом «окупаемость» любого проекта; причём, за счёт их труда и оплачиваемых ими же налогов! Это замечание – в первую очередь, относится к некоторым руководителям России, все считающих «окупаемость» проекта, теряя драгоценное время на его тщательное исполнение.

Многие российские «эксперты» все переживают о слишком тонком ручейке иностранных инвестиций в реальный сектор российской экономики. И призывают Правительство РФ к созданию все более привлекательных инвестиционных условий. Как по мне, то ныне все условия и так уже на грани допустимого.

Другие же возмущаются нежеланием Правительства разморозить средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) на решение насущных проблем.

Но они далеко не правы. Например, средства из ФНБ активно шли на решение ряда важных инфраструктурных проектов. Так, под флагами Зимней олимпиады «Сочи-2014» и Чемпионата мира по футболу «ЧМ-2018» были реконструированы 15 крупных городов со всей инфраструктурой, дорогами, ж/д- и аэровокзалами. И на это ушло почти 2 трлн рублей.

 

развязка МЦКД

А строительство Центральной кольцевой автомобильной дороги (ЦКАД), начавшееся в 2014 году, обошлось ФНБ в 150 млрд рублей. Благодаря ЦКАД на территории Московской области сложились крупные международные транспортные коридоры: «Лондон – Нижний Новгород», «Хельсинки – Юго-Восточная Европа», «Север – Юг» и «Хельсинки – Нижний Новгород».

Стоит упомянуть и о строительстве крупнейшего в России отраслевого предприятия – «ЗапСибНефтехима», которое началось в 2015 году и обошлось в $9,5 млрд, из которых $1,75 млрд – из ФНБ. Ввод его в эксплуатацию позволил России перестать быть нетто-импортёром полимеров и перейти к активному экспорту своей продукции.

Не менее показательным примером частно-государственного партнёрства является проект «Ямал-СПГ», важность и развитие которого [«Арктик-СПГ» и др.] не вызывает сомнений. Так вот, из $26,9 млрд проектного финансирования $2,3 млрд поступили из ФНБ. Уже сейчас продукция «Ямал-СПГ» составляет 5% мирового рынка.

Короче, у России и своих денег в достатке, чтобы реализовать любые задумки. В самом деле, на 1 января объем ФНБ составил 13,546 трлн рублей. Объем его «ликвидной части» — рублёвые счета у Банка России, составляли 8,659 трлн, или 7,5% ВВП. И всё, что выше 7% можно потратить на любые «фантазии». Но говорить об этом, как о том, что Правительство «распечатало» ФНБ не стоит. Хотя оно может в любой момент внести поправку в бюджет 2021 года с целью увеличить доступные для инвестиций средства, а Дума, безусловно, утвердит её.

Но, главное, благодаря грамотной и дальновидной политике России в ОПЕК+, цены на баррель российской Urals надолго «застрянут» у отметки $60+. И согласно бюджетному правилу это приведёт к пополнению ФНБ на 150-200 млрд рублей в месяц. Уже этого достаточно, чтобы браться за любые проекты, прежде казавшиеся невозможными.

Видимо это и подтолкнуло Владимира Путина 11 марта, на совещании о мерах по повышению инвестиционной активности, после обсуждения выдать поручение: «Прошу правительство в месячный срок представить конкретные предложения по инвестированию средств ФНБ, в том числе, в инфраструктурные проекты»

Не сомневаюсь, что к концу апреля мы увидим список инвестиционных проектов, с объёмом финансирования порядка 1,5 трлн рублей. Но с исполнением могут возникнуть проблемы, с которыми сталкивались не раз.

Дело в том, что в России катастрофически не хватает толковых рабочих рук и умных, не вороватых управленцев. Если с подготовкой и отбором управленцев вопросы постепенно снимаются, то с рабочими кадрами… Так, 27 марта, вице-премьер РФ Марат Хуснуллин, в интервью iz.ru сказал: «В стране сегодня 1,5–2 млн недостатка трудовых ресурсов только в отрасли строительства; и зарплаты рабочих поднялись из-за дефицита где-то на 50%, а где-то — в два раза. То есть даже платя в два раза большую зарплату, собрать людей крайне сложно». По словам вице-премьера, это является одним из основных сдерживающих факторов развития всей отрасли.

Да, можно профинансировать и строительство моста на Сахалин отбросив парадигму окупаемости, и все ж/д- и дороги к нему. Можно даже профинансировать и строительство скоростной магистрали «Москва-Казань». Но некому делать это – кто умеет это делать хорошо заняты на других объектах.

И так почти во всех отраслях, а не только в стройиндустрии. Это и является главным и пока непреодолимым тормозом в развитии России. Хотя крупные компании давно занимаются развёртыванием своих сетей «профтехучилищ», где готовят кадры для своей отрасли, но проблему в целом это не решает. Потому назревают серьёзные изменения в законодательной базе с целью активного привлечения иностранной рабочей силы.

0

Добавить комментарий