Каждые 2 месяца «Газпром» меняет законтрактованную цену газа – 50% с привязкой к усредненной за два месяца цене нефти и 50% – по усредненной за два месяца цене газа на спотовом рынке. И вот читаю сообщение Интерфакс от 8 октября:

«Газпром увеличивает оценку средней цены экспорта газа в дальнее зарубежье на 2021 год с недавних $270 до $295-330 за тысячу кубометров. Об этом пишут аналитики Sova Capital по итогам закрытого семинара Газпрома и Газпром экспорта.

Средняя экспортная цена 2021 года может быть и выше, если спотовые котировки окажутся на том же уровне до конца года, добавляют аналитики Wood&Co».

Надо сказать, что привязки цены трубного газа к ценам спотового рынка Европа добилась решением Стокгольмского арбитражного суда в 2019 году, будучи уверенной, что цены на спотовом рынке будут всегда ниже нефтяных. А вышло все наоборот – не учли важного для ВИЭ фактора – «погода-2021», который на 40% обрушил выработку кВт-часов ветряными электрогенераторами.

Срочно понадобились мощности газовых и угольных ТЭС. И цены на кВт-часы “попёрли” вверх. А за ними и цены на добычу, транспортировку и хранение газа, нефти и угля, на выработку топочного мазута. В свою очередь рост цен на энергоносители потянул вверх цену за кВт-час. И так по спирали – всё выше и выше. Это я и называю «энергетическая инфляционная спираль», в которую с декабря 2020 года вошла не только Европа, но и Азия с Америкой.

Для Европы это уже имеет очень тяжелые последствия. Оптовые цены за МВт-час достигли устрашающих значений. На 7 октября средняя оптовая цена в Германии составила 302,5 евро за МВт-ч, во Франции – 298,3 евро за МВт-ч, в Великобритании – 320,1 евро за МВт-ч [в России цена составляет порядка 20 евро за МВт-ч].

И весь ужас не в том, что европейцу скоро придется платить порядка 75 евроцентов за кВт-час. А в том, что останавливается не только промышленное производство, но и производство продуктов питания – цены для потребителей становятся неподъёмными.

Так, в себестоимости производства минеральных удобрений цена газа составляет 80-90% и 5% – цена кВт-часа. При трёхкратном росте цены газа и почти 10-ти кратном росте цены за кВт-часы насколько взлетит цена производимого агрокомпаниями зерна? Не берусь оценить.

В себестоимости производства тепличных овощей до 15% приходится на цену кВт-часа и до 20% на цену газа. Мировой лидер по производству овощей на закрытом грунте – Испания. Теплицы там занимают 52 тысячи гектаров. Второе место у Японии – 42 тыс. га, на третьем Турция с 41 тыс. га. Тогда 10-ти кратный рост цены кВт-часа и 3-х кратный рост цены газа приведет к росту себестоимости их продукции в 0,65 + (10*0,15 + 3*0,20) = 2,75 раза. Будут ли как прежде активно покупать в Мире их продукцию – при почти трёхкратном росте цены, сомневаюсь. Значит, производство тепличных овощей начнет быстро сворачиваться.

В целом же – по данным ООН, в сентябре цены на продукты во всём Мире достигли максимального уровня с 2011 года. Индикатор, отслеживающий 95 важнейших продовольственных товаров, прибавил 1,2% за месяц и 32,8% в годовом выражении. Сильнее всего увеличилась стоимость зерновых, растительных масел, сахара и молочной продукции. Как заметил ведущий сотрудник University of Warwick Алистер Смит «в реальном выражении – с поправкой на общую инфляцию – еда дорожает в мире со скоростью, которой не было почти полвека».

Приведу пример производства, в котором цена кВт-часа играет определяющую роль – производство алюминия. Для оценки возьмём Братский алюминиевый завод (БАЗ).

В среднем в год БАЗ производит 1245 тыс. тонн алюминия, потребляя 16 875 млн кВт-часов от Братской ГЭС. Значит, на производство одной тонны алюминия тратится 13,6 МВт-ч. Розничная цена МВт-часа для крупных потребителей электроэнергии выше оптовой (20 евро) в среднем в 1,75 раза. И получается, что на сегодня в себестоимости тонны алюминия на БАЗ электроэнергия занимает $552. А для Норвегии – страны с очень низкой розничной ценой МВт-ч по сравнению с другими странами ЕС – $175, электроэнергия в себестоимости тонны алюминия занимает $2380. И если посмотреть на динамику цены за тонну на сегодня – см. ниже, когда цена на 8 октября за тонну выросла до $2888, то можно с уверенностью говорить о нерентабельности производства алюминия даже в Норвегии, где 90% электроэнергии вырабатывается на ГЭС.

Стоит отметить, что “погода-2021” и в Норвегии оставила свои отметины – засушливые весна и лето сильно понизили уровень воды в водохранилищах и объём вырабатываемых на ГЭС МВт-часов упал на 10%, что и привело к росту цены.

Рост цены на эл. энергию в Европе

Так что надеждам Norsk Hydro на восстановление производства алюминия на заводе Husnes – на территории Норвегии, до 200 тыс. тонн в год не суждено сбыться, если только не станут отпускать своему заводу Husnes электроэнергию со своих ГЭС по себестоимости. Замрут и “дочки” Norsk Hydro – заводы по производству алюминия, контрольный пакет акций которых принадлежит Norsk Hydro, разбросанные по всему Миру.

Начинают лопаться все транспортно-логистические цепочки, обеспечивающие заводы сырьём и поставкой готовой продукции – первичного алюминия. Это повлечёт приостановку работы добывающих бокситы компаний и заводов, по переработке первичного алюминия. Сколько десятков тысяч человек окажется «на улице» трудно оценить. Но в том, что этот процесс “вот-вот” начнет разворачиваться – не сомневаюсь.

Отмечу, что падение производства в Европе наметилось ещё в августе. Так – по информации министерства экономики и технологий Германии, объем промышленного производства с учетом сезонных колебаний в августе снизился на 4% к предыдущему месяцу после роста на 1% в июле [аналитики, опрошенные порталом DailyFХ, ожидали снижения показателя лишь на 0,4%]. При этом объем производства товаров производственно-технического назначения упал на 7,8%, а потребительских товаров — на 2,6%. И это происходит в стране, которая 50,7% от всего объёма импортируемого газа получала и получает от «Газпрома» по очень умеренным ценам – на сегодня в районе $300 за 1000 куб. м.

Если посмотреть на картину в целом, то в итоге – кроме «энергетической спирали», мы попадаем и в «ценовую спираль»: на рост цены производимых товаров непосредственно влияет возрастающий их дефицит именно из-за сокращения объема их производства.

Кроме этого, на рост их цены заметно влияет и разрыв транспортно-логистических цепочек доставки сырья и готовой продукции из-за стремительного роста цен на транспортные услуги, особенно на контейнерные перевозки.

Так что можно не сомневаться во всё более стремительном сокращении промышленного производства почти во всём Мире и роста цен производимых товаров. И, конечно же, в росте безработицы.

И что же ждёт условный «западный мир» в ближайшем будущем?

На днях издание Bloomberg, опираясь на данные службы прогнозов погоды Atmospheric G2, Центра прогнозирования климата США (CPC) предрекло Миру – с вероятностью в 70%, не просто морозную, а даже «лютую» зиму, шансы пережить которую в нынешних энергетических реалиях имеют не все.

Мюльхаузен -26.7 градусов Цельсия

Мюльхаузен, -26,7 градусов Цельсия

Ожидаемое нынешней зимой резкое похолодание может запросто переломить «становой хребет» энергетики и экономики некоторых стран, что безусловно «аукнется» во всём Мире. Тарифы на энергоносители и так уже заоблачны и не видно причин, почему бы за оставшиеся 2 месяца им не стать ещё выше.

Как показали зима и лето текущего года, выбранный ЕС и многими странами «зеленый курс» – по пути закрывая ТЭС и, почему-то, АЭС, привёл к катастрофическим последствиям, весь объём которых мы ещё не осознаём. Задача декарбонизации Мира – дело хорошее, но реализуемое, лишь когда работа источников энергии не зависит от погодных условий. А это возможно только с АЭС и небольшой долей ТЭС в энергобалансе.

Конечно, и “ветряки” с солнечными панелями тоже пригодятся в умеренном объеме и трудно доступных для большой энергетики регионах. Ведь так или иначе, при плотной их застройке они меняют и розу ветров, и тепловой баланс земли. И кто знает, как это скажется в будущем, если их доля в энергобалансе какой-то страны окажется превалирующей.

Но допустим, что предстоящая зима будет по-европейски вполне умеренной. Что-нибудь изменится в текущей ситуации? Уже нет, даже если ВИЭ смогут полностью заменить угольные ТЭС. Ибо инвестиции в угольные ТЭС заменятся инвестициями на поддержку и развитие ВИЭ. И цена кВт-часа продолжит рост из-за большой доли газовых ТЭС в энергобалансе ведущих европейских стран.

Справка. На 11 октября стоимость ноябрьского фьючерса на газ по индексу голландского TTF в начале торгов находилась на уровне $995,5. Если за октябрь цена сохранится на этом уровне, то оптовая цена МВт-часа от газовых ТЭС в ноябре будет не менее 0,42*995,5 = $418.

Постскриптум

Прежде всего напомню, что энергетическая инфляционная спираль в годовом исчислении развивается по закону [1,о + х ]6 , где х – инфляционный параметр. И она неустранима для любой экономики с большой долей производства в ВВП страны.

Если инфляционный параметр х заметно меньше 1%, т.е. заметно меньше 0,01, то уровень инфляции цены кВт-часа оказывается в пределах текущей инфляции в стране и процесс контролируем. Если же х > 0,01, то энергетическая инфляция в стране начинает раскручиваться с устрашающей – как мы видим по Европе, скоростью, разрушая попутно и своё производство.

Для расчета инфляционного параметра требуется огромная аналитическая и вычислительная работа, что под силу большому коллективу. Но его можно оценить по динамике роста цены кВт-ч за год.

Для Россия х = 0,0082. И не только потому, что она имеет избыточные энергоресурсы. Но и потому, что не увлеклась «зеленым курсом», и с 2018 года активно инвестирует в модернизацию всех своих угольных и газовых ТЭС, которые в её энергобалансе занимают существенные 62,9%. При этом доля АЭС в энергобалансе составляет уже 20,3%.

Потому, в отличие от Германии и других стран ЕС, в России рост промпроизводства как начался с прекращением лакдаунов, так и продолжается. Как сообщает Росстат, промышленное производство в РФ в августе 2021 года выросло на 4,7% по сравнению с августом 2020 года; при этом оно превысило уровень «доковидного» августа 2019 года на 0,5%.

Но Россия живёт не сама по себе, а в Мире. И разворачивающиеся там инфляционные процессы так или иначе отражаются и на российском рынке. По данным Росстата за август инфляции составила 6,7% в годовом исчислении, из которых 1,4% – по моим оценкам на август, прямо отражают влияние инфляции на рыках западного мира на потребительский рынок России. И со временем эта доля будет только расти из-за роста цен необходимой РФ импортной продукции, если не ускорить работу по импортозамещению критически важной продукции.

С другой стороны, стремительный рост цен на продукцию стран западного мира делает российскую экспортную продукцию всё более привлекательной во всём Мире. В этой связи можно ожидать существенного роста объёма российского экспорта как в физическом, так и в денежном выражении, если только они не введут какой-нибудь “углеродный налог” на российскую продукцию. И если предстоящая «лютая» зима вовсе не обрушит рынки западного мира.

Пока же российский экспорт/импорт стремительно растут. Положительное сальдо торгового баланса России в январе-августе 2021 года составило $106,4 млрд, увеличившись в 1,8 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, вплотную приблизившись к его значению в доковидном 2019 голу – $117,3 млрд.

Добавить комментарий