Владимир Евгеньевич МитрошинВ физическом мире у всего есть мера, и всё в чем-то измеряется. Например, длина – в метрах, вес – в килограммах, время – в секундах. А единицы этих мер – эталоны, хранятся в пригороде Парижа – в городе Севре, в «Международном бюро мер и весов». И чтобы мы не делали, мы делаем всё сообразно эталонам.

Но чтобы мы ни делали, для измерения собственно затраченного труда – физического или умственного, на производство чего-то, объективного эталона в физическом мире нет. Однако – так уж исторически сложилось, что мерой труда стала его востребованность в Мире, выраженная в его цене, хотя каждый понимает, что цена – условное, договорное понятие. Но вот что поразительно – в былые времена именно у цены был «эталон»!

В разные исторические периоды у разных стран эталоном цены выступало то золото, то серебро, потом снова золото. Мы не будем углубляться в увлекательную историю становления этих эталонов [см. Lawrence H. White «History of Gold and Silver»], детали нам не понадобятся.

С расширением торговли появились бумажные деньги, которые в ряде стран так или иначе были привязаны к золоту или серебру – этим древним эталонам цены, этим «якорям», что удерживали страны от безудержного «производства» своих бумажных денег. Но денег всегда не хватало, потому через какое-то время даже ведущие страны Мира меняли отношение своих бумажных денег к своим эталонам. Это сильно сдерживало развитие мировой торговли.

Потому, в 1944 году в Бреттон-Вудсоне ведущие страны Мира договорились, что в основу международных финансовых отношений будет положен доллар, а другие валюты привязаны к нему по твёрдому обменному курсу. Тогда как сам доллар привязан к золоту по отношению: 35$ = 31,1034768 грамма (тройская унция). Центральные банки стран-участниц должны были поддерживать курс своих валют путём долларовых интервенций, которые они могли одолжить, если что, у создаваемого Международного валютного фонда.

К этому времени в запасниках США находилось более 20 тысяч тонн золота – более 70% мировых запасов, что было гарантией действенности системы. Динамика золотых резервов США показана на диаграмме ниже, из которой видно, как вскоре они стали быстро таять.

Динамика золотых резервов США

Так быстро резервы таяли из-за растущего недоверия к доллару по мере роста его денежной массы в Мире.

Потому, с лёгкой руки Президента США Ричарда Никсона, в 1971 году был наложен запрет на обмен предъявляемых США долларов на золото по установленному ранее курсу. И цена золота, как и обменные курсы валют, стали определяться рынком.

Потеряв связь с «эталоном», все последние 50 лет бумажные деньги, на которые опиралась мировая торговля и которые в Мире принято считать резервными, стали печатать все больше и больше, по мере растущей потребительской нужды этих стран, для покрытия их торгового и бюджетного дефицита. Особенно преуспели в этом США. Посмотрите, как стремительно стал расти торговый дефицит США почти сразу после снятия привязки доллара к золоту.

Рост торгового дефицита США

Подчеркну, что высокий и стабильный торговый дефицит – верный признак, что страна живёт не по средствам, а за счёт других стран-доноров.

Но чтобы бумажные деньги не разъедали экономику этих «ведущих» стран растущей инфляцией, они стали печатать не только свои «резервные валюты», но и долговые бумаги своих государств. Этими «бондами» и стали рассчитываться за приобретаемые товары и услуги, и покрывать дефицит бюджета. В результате государственный долг этих стран стал стремительно расти. Посмотрите на динамику роста госдолга США.

Динамика роста госдолга США

Обращаю внимание, что перед отказом от золотого стандарта госдолг составлял всего $412,3 млрд, а на 1 января 2021 года составил уже $27,8 трлн. За это же время цена унции золота выросла с 35 до 1889 долларов – рост в 54 раза!

Однако, долги никогда не возвращаются, а покрываются новыми долгами. И возникает иллюзия вечного роста благосостояния страны. Попав в эту «игру», пути назад больше нет. И это будет продолжаться до тех пор, пока в конце концов доверие к инфляционным деньгам полностью будет потеряно у стран «доноров».

И Россия была первой страной в Мире, которая стала решительно отказываться от ценных бумаг Казначейства США – трежерис, распродав почти весь их запас в 2018 году. Посмотрите на их динамику в резервах Банка России [сплошная линия – средневзвешенное значение по году].

Резервы Банка России

Более того, Россия стала сокращать объем долларов в своих резервах, замещая их золотом, объем которого, даже при нынешних упавших ценах составляет более 20% всех резервов ЦБ.

Кроме этого, Россия стала стремительно отказываться от расчётов в долларах со своими главными торговыми партнёрами. Так, в 2020 году в торговом обороте с Китаем в размере $103,969 млрд, объем расчётов именно в долларах составил всего 49%, а не 100%, как было до 2018 года. Остальное пришлось на юани, рубли и евро.

До полного перехода в международной торговле в национальных валютах по «золотому эквиваленту» все готово у стран, имеющих достаточные резервы золота. Речь не о том, что нацвалюта страны строго привязана к унции золота. А в том, что при заключении торгового договора курсы национальных валют стран X и Y определяются отношением цен унций золота на их внутреннем рынке.

Конкретно, курс [X/Y] = [цена Au в Y]/[цена Au в X].

Из опасений в девальвации какой-то из нацвалют, можно зарезервировать необходимый объем золота на сумму договора, оставив его в стране на ответственное хранение. Но есть выход из этой неудобной процедуры резервирования золота – заключать договор в Обезличенных металлических счетах Банка, через который осуществляются платежи. Да, это промежуточный этап перед установлением своего «эталона» для национальных валют.

Сейчас в торговле с Россией в нацвалютах участвуют, в разной мере, Китай, Индия, Турция и Иран. Ну и ряд стран Евразийского экономического союза. И это только начало в долгом пути к разрыву долларовой паутины, опутавшей весь Мир, к жизни по средствам, к своему «эталону».

В заключении отмечу, что потеря доверия к «резервным валютам» охватывает и население стран, печатающих доллары, евро, фунты…

Доллар. Спрос физлиц на золотые слитки и монеты в США за 2020 год достиг 66,4 тонны, что в три раза больше, чем в 2019 году.

В январе 2021 года объем продаж золотой инвестиционной монеты «Американский Орёл» в 1 унцию превысил 220 тыс. унций. Это самый высокий уровень продаж за январь в XXI-м веке. Динамика роста продолжилась и в феврале – к середине месяца объем продаж составил 118,5 тыс. унций, что является 22-летним максимумом для этого месяца.

Евро. Объем розничных инвестиций в золото в Европе в 2020 году повысился на 67%, составив 256,2 тонны, что является повторением ситуации в период мирового финансового кризиса [в Германии объем спроса составил 163,4 тонны].

Фунт. Монетный двор Австралии продал в феврале 2021 года 124.104 унций – рекордный объём золота в виде монет и слитков за всю историю своего существования. Рост продаж составил 63% по сравнению с январём, а в годовом исчислении продажи выросли на 441%. Всего же за первые два месяца 2021 года австралийский монетный двор смог реализовать на 181% больше золотых монет и слитков по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Подчеркну, во всем этом важна тенденция – резкий рост спроса, а не собственно естественный интерес к страхованию своих доходов.

 В России, к сожалению, рынок золота и серебра подавлены из-за большой разницы (для серебра более 30%) между ценами покупки монет и их продажи. А слитки облагаются НДС. Надеюсь, что эти препятствия будут вскоре устранены и тогда мы узнаем реальное отношение россиян к будущему рубля. Но, скорее всего, мы таки дождёмся своего эталона в виде серебряного «Георгия Победоносца» в одну унцию по твёрдой цене в х-рублей.

0

Добавить комментарий